тату-мастер, студия татуировок, услуги тату студии, салон татуировки, сделать татуировку, значения татуировок, эскизы татуировок, татуировочная машинка, удаление татуировок, временные татуировки
Тату-мастер - сообщество мастеров и ценителей татуировки
Вернуться   Тату-мастер > Статьи
Share on Myspace
Вход через соц сети:

Ответ
 
Опции Обзора Опции просмотра
ИНТЕРВЬЮ PAUL BOOTH для журнала TATTOO MASTER #10
ИНТЕРВЬЮ PAUL BOOTH для журнала TATTOO MASTER #10
Опубликовал TATTOO MASTER
12.09.2012
По умолчанию ИНТЕРВЬЮ PAUL BOOTH для журнала TATTOO MASTER #10

LAST RITES TATTOO , (NY, USA)

Посвятив почти 20 лет своей жизни тату-
искусству, в котором его почитают за усилия, направленные на повышение статуса художественной татуировки до уровня художественного искусства, Пол Бут стал знаменитостью. Его беспрецедентная преданность своему делу, совершенствованию своего мастерства, принесла ему множество наград по всему миру, публикации в лучших журналах, в которых он становился «гвоздем номера», а также участие во множестве телевизионных передач на таких каналах, как CNN, MSNBC, DISCOVERY, A&E, TLC, MTV, и т.д.

Благодаря его активному участию в таких организациях, как Национальный Клуб Искусств (
TheNationalArtsClub - одна из старейших и наиболее уважаемых организаций в области искусства в стране)

Бут постоянно подталкивал тату-индустрию вперед во многих направлениях, насколько это было возможно. В 2000 году он создал международное арт-движение под названием “
TheArtFusionExperiment” совместно с Филиппом Лью (FilipLeu), знаменитым тату-художником из Швейцарии, и его женой Тайтин (Titine). ArtFusion возымел успех и продолжил объединять ведущих тату-художников по всему миру для того, чтобы создавать неповторимые в своем роде произведения искусства.

Все творчество Пола Бута, его мастерская живопись и татуировки, весьма агрессивно по своей природе, что собственно и пользовалось большим спросом среди любителей темных искусств и татуировок на протяжении десятилетий, включая многочисленные знаменитые банды на метал-сцене, такие как
Slayer, Slipknot, Pantera, Down, Lambofgod и многих других.

В 2002 году журнал
RollingStone провозгласил Пола Бута «Новым Королем Рок Татуировки», посвятив ему главный материал номера.

Сам Пол Бут, являясь «катящимся камнем» - «
arollingstone», не может остановить своего движения, и в последнее время сконцентрировал свое внимание на создании фильмов. Его дебют в качестве режиссера, отмеченный международными наградами – документальный фильм “TheArtFusionExperiment”, который продолжает привлекать внимание и успешно продвигать то, что создал Пол Бут. (30-минутную версию фильма “TheArtFusionExperiment”, специально переведенную на русский язык, смотрите на DVD диске, прилагаемом к 1 выпуску журнала TATTOOMASTERProfessional – ред.). Как режиссер и вечный фанат жанра хоррор, он считает, что его новый фильм будет захватывающим и станет свежей формой выражения. Его экспериментальный псевдо-документальный фильм «Последние ритуалы Пола Бута: Выпуск 1» (PaulBoothsLastRites: VolumeI) искусно иллюстрирует его уникальное, витиеватое видение мира...
Ах да, он все еще

татуирует
J


Сделать это интервью с Полом мы попросили нашего корреспондента в Нью Йорке – Юрия Серова (YuriySerov) и фотографа Монику Лоренс (MonikaLorenc)

Пол Бут (PaulBooth): Привет, Юрий, рад тебя снова видеть, извини, что заставил тебя ждать, должен был закончить пару вещей...

Юрий Серов (Y.Serov): Да нет, все отлично, не волнуйся, я никуда не уйду, пока ты мой допрос не пройдешь. Тебя когда-нибудь КГБ допрашивало? (смеется)

Пока еще нет, но я сгораю от нетерпения (смеется).

Погоди-ка секунду, это одна из тех возможностей, которая выпадают раз в жизни, хотел бы поделиться с тобой...

Да, конечно, рад буду послушать, если я могу помочь чем-то – нет проблем, обращайся.

Точно не могу сказать, можно ли назвать это одолжением… У меня есть некая заинтересованность в общении с вашим журналом, которая долбит меня уже несколько лет…

И о чем же речь?

После тату конвенции в Санкт-Петербурге кто-то прислал мне фото одного чувака, который спер татуировку с моей башки. Я до сих пор ломаю голову, пытаюсь понять, разрываюсь “50 на 50”, или это действительно мой фанат, и это является данью уважения мне и моему искусству – в этом случае я как-то еще могу понять, и в какой-то мере принять как таковое… Но чувак, который татуировал, зная, что это принадлежит мне... Я бы ему руки оторвал за это.

(Смеется) Значит, их двое: тот, кто сделал татуировку, и тот, кто носит ее?

Да, насколько я знаю, они оба татуировщики... Где-то здесь (роется в файлах)…Я уверен, тебе понравится моя история (продолжает перебирать файлы)...
Начну с того, что именно эта татуировка имеет очень глубокое значение для меня. Она не является обычной татуировкой, в отличие от других моих татуировок. Иначе я, наверное, не придал бы случившемуся такого большого значения. Но то, что они сперли именно ЭТУ татуировку меня просто-напросто оскорбило.

Если ты хочешь, мы можем опубликовать эту историю в журнале вместе с интервью и сообщить, таким образом, тем двоим твою позицию.

Да, конечно. Я хочу объяснить, что данная татуировка имеет огромное значение для меня. И я могу понять, если человек сделал ее как фанат, или сделал ее в качестве уважения моего творчества. Если это действительно так, мне было бы трудно выражать свой гнев. Дебильная ситуация, конечно, но такая причина, возможно, и спасла бы носящего мою татуировку, от “молота” моего разочарования…

Но тот чувак, который делал ее… Это такой банальный плагиат, что слов просто нет. Для меня (а я в этом бизнесе больше 20-ти лет) существует неписаный закон, по крайней мере, он принят там, откуда я родом, – это взаимное уважение. И такие вещи недопустимы. Понимаешь, я сделал очевидный экстремальный шаг в своей жизни… А какой-то чувак, пришедший из ниоткуда, думая, что эта татуировка всего лишь «классно выглядит», абсолютно несчитаясь с моими чувствами и тем, что она принадлежит мне, берет и «просто так» делает ее... Теперь мне приходится ходить и думать, что кто-то имеет то, что для меня свято. А татуировщик, сделавший это, однозначно нарушил закон, так как он сознательно татуировал, воруя у меня! Этот человек должен знать, что тот, кто татуирует, несет полную ответственность за свою работу.

Я бы хотел послушать, что мне может сказать тот, кто носит эту татуировку, и тот, кто делал ее. Я дам им 10 секунд, чтобы они доказали мне, что их поступок не являлся знаком неуважения ко мне. И если они не смогут меня убедить за это время, то “все кишки наружу”! Тогда, возможно, я окажусь у вас в российской тюрьме (смеется). Когда я зол, я просто теряю голову... Посмотри на то, что я рисую, нельзя сказать, что я очень жизнерадостный человек.

О! Вот, нашел (файл в компьютере). Вот его лицо: я здесь сделал “коллаж” (показывает фото чувака с такой же татуировкой на голове). Вырезал в фотошопе его татуировку и вставил туда кровавое месиво. Как видишь, татуировка идентична моей, только сделана очень херово. Ну и чувак (показывает на фото)... Сделал себе мою татуху, ну тогда и залепил бы себе еще и прическу такую же, как у меня (смеется).

Хорошо, но разве это не естественное следствие твоей популярности? Такие ситуации вполне обычны.

Так вот, и я о том же. Когда ты на виду у общественности, такие вещи случаются, и по большому счету, я не могу держать обиду. Но, в любом случае, мне немного не по себе… Все же существуют границы между тем, сделано ли это в качестве уважения или сделано это типа “да пошел он к черту, это выглядит прикольно, поэтому я себе тоже такое сделаю”. Поэтому я чертовски хотел бы знать их настоящие мотивы.

Конечно, я не сижу и не думаю об этом каждый день, ломая себе голову, хотя вначале я сильно грузонулся по этому поводу. Я познакомился с некоторыми людьми, которые помогли мне с моей “миссией”. В какой-то степени я планировал поездку в Россию, чтобы разобраться в этой ситуации, но в настоящий момент, я эту стадию уже пережил.

На моем сайте есть форум для друзей и фанатов – достаточно посвященный и чертовски преданный народ… Когда мне прислали это фото, оно меня до такой степени шокировало, что я “закинул удочку” через свой сайт своим фанатам: так, мол, и так, помогите мне узнать и найти чувака с фото с моей татуировкой. И это фото было единственным, что мы имели. Прикинь, мои фанаты, друзья и просто незнакомые мне люди, нанимали переводчиков, обзванивали российские тату-студии, выуживая понемногу информацию то у одной, то у другой. Через 4 дня после моего запроса, я получил все, что мне требовалось: имена, домашний адрес, названия тату-студий, в которых они работают… Когда у меня оказались даже номера их телефонов, я охренел вконец.

Я смотрю, у тебя везде шпионы (смеется). И что ты сделал? Позвонил?

Да нет, просто стал ждать, слишком далеко все это (улыбается).

Сколько времени уже прошло, эти телефоны, вряд ли еще работают?

Да, согласен, неверное уже номера сменились. Но сейчас меня это не так волнует. Я не говорю, что я собираюсь в Россию, чтобы там охотиться на них (улыбается)… Хотя был момент, собирался, у меня тогда целый план был…

Ха-ха, готов был ехать со всей своей коллекцией средневековых орудий для пыток?

Ну, скажем так, я готов был всю свою студию переть туда… И, честно говоря, это все еще может произойти (смеется). Когда я посмотрю этому “motherfuckery” в глаза, я все сразу узнаю.

Не то, что я хочу мести или чего-то такого, просто люди должны понять саму суть неправильности подобных поступков. Блин, я даже чувствую себя обязанным просветить людей по этому поводу. Я скажу свое мнение. Я просидел 9 часов под машинкой, при этом, получив сотрясение мозга и несколько дней таких страданий, что никому даже и не снилось. За эскизом своей татуировки я ездил в Швейцарию, к Филиппу Лью (Philip Leu) и его отцу Феликсу (Felix Leu), который является моим учителем и наставником и который как художник оказал большое влияние на мое творчество. Как-то мы сидели все вместе, и я сказал Феликсу: «Я хочу, чтобы ты сделал эскиз татуировки для моей головы. Это для меня очень глубокая и значимая вещь, посвященная моему экстремальному отношению к искусству. В какой-то мере – это дверь, открывающая новые широты. Я хочу, чтобы ты прочувствовал это и сделал дизайн, который будет на твой взгляд подходить мне наилучшим образом и по дизайну, и по глубине смысла, и по отражению характера моего искусства. Именно это я и буду носить». Я не предоставил ему никаких идей или направлений в плане дизайна. Если бы он нарисовал, к примеру, какой-нибудьдебильный банан, то это было бы тем, что я носил бы. Вся концепция заключается в доверительности наших отношений. И носить то, что мой наставник посчитал правильным для меня, носить это на своем лице – не каждому дано. Так же, как просидеть 9 часов под молотилкой, испытывая кошмары ада.

Это испытание было для меня своего рода переходом на другой уровень сознания. Как у Саймона Маури: ты не можешь быть настоящим воином, пока не пройдешь через боль и испытания. И таким экстремальным образом я выразил свое посвящение, преданность искусству и татуировке в целом. Это самая сильная в моей жизни вещь, которую я когда-либо сделал.

И потом, спустя пару лет после многочисленных интервью в различных журналах, я неоднократно рассказывал о значимости своей татуировки, и теперь, когда куча людей по всему миру в курсе, с чем она связанна, я вдруг получаю по электронной почте такой сюрприз. Они что, издеваются надо мной? Что это за херня такая?

Я имею дело с людьми один на один уже на протяжении 20-ти лет, татуируя их каждый день. Я образно погружаюсь в их мозг, придумывая те или иные рисунки, зловещие пейзажи, подбираю самое подходящее, то, что, на мой взгляд, оптимально олицетворяет темную сторону человека, который находится под моим скальпелем. Поэтому, я могу сказать с уверенностью, что я достаточно хорошо разбираюсь в людях, мне необходимо всего лишь немного времени, чтобы понять то, что мне нужно знать. Там, где я вырос, в той среде, где я обитаю, такие вещи просто так не делаются, дань уважения и взаимность имеют очень большое значение. Большую часть своей жизни я провел как сатанист, в котором месть играет огромную роль: если кто-то перешел тебе дорогу – ты должен ответить как минимум в десятикратном размере.

У меня с этим очень жестко и брутально, когда дела касаются такого рода вещей. Я считаю, мне перешли дорогу, и его счастье, что он находится далеко… Если бы он был в Штатах... Блин… (смеется) Возможно, он и не имел в виду ничего дурного. Поэтому мне следовало бы быть полегче со своей реакцией, возможно, я представляю себе неправильную картину всего происходящего. В этом случае я, наверное, должен сказать: “Эй, чувак, лучше надейся на то, что, делая это, у тебя не было никаких левых мыслей насчет меня. Если я буду в России и увижу твою физиономию на улице, я раздеру ее в клочья за 10 секунд» (смеется).

О, вот нашел! (читает свой e-mail) Имя татуировщика – “Алексей Борода” из Питера. Похоже что это местный татуировщик, татуирует в основном у себя дома, а чувак, который носит эту тату именуется там “Доктор Клякса”. Блин, хрен выговоришь, плоховато у меня с русским произношением. Вот, взгляни.

Хм… Никогда не слышал о них, похоже, какие-то безымянные личности.

Вот такого плана люди обычно и занимаются подобной херней.

Я практически не общаюсь ни с кем из татуировщиков из России, разве что на европейских конвенциях.… И, в принципе, у меня нет там никаких серьезных контактов. Поэтому вот я и сидел здесь, выжидал момента, зная, что когда-то это все-таки это случится – я найду путь, чтобы оказаться в России. Так же, как это случилось с поездкой в Австралию, и со всем остальным (улыбается).

Ну что, готов к труду и обороне?

Ох, да конечно, извини, заговорился немного.

Все в порядке (улыбается). Как бы ты в целом охарактеризовал концепцию своего искусства?

Для меня искусство, так же как и для многих людей, является формой выражения. У меня это слова, выраженные картинами, а не наоборот, картины, выраженные словами. Словами иногда я даже не могу правильно выразить свои чувства. В далекой молодости меня как-то осенило, что визуально я могу выразиться гораздо лучше, чем артикулярно.

Я всегда, в принципе, был таким мрачным motherfucker’ом – еще с пеленок, образно выражаясь, меня катали в катафальной люльке. Для меня было такой своеобразной формой терапии вытягивать демонов из себя и предавать им образ, идентичность, таким способом выпускать их наружу.

Это своего рода экзорцизм. Я чувствую себя намного комфортней, находясь в мрачной зоне человеческой природы во всех ее проявлениях. Есть люди, которые предпочитают ясный, солнечный день, и есть люди, которым нравится гроза и буря. Тоже самое и в искусстве… Допустим, если я прохожу мимо кладбища, я могу зайти туда и спокойно отдохнуть, расслабиться... Мне всегда было приятнее во мраке. Я считаю, что в веселых изображениях отсутствует та глубина, которая существует во мраке.
Веселые изображения не говорят о жизни и человеке так, как говорят образы боли и страданий. Допустим, ты едешь по дороге и вдруг видишь аварию на обочине. Так вот, не существует ни одного человека на этой планете, который бы не притормозил, чтобы посмотреть, что случилось...
Да, точно.

И эта мысль поражает меня всю жизнь: независимо от того, насколько ты правильный человек, ты все равно являешься, тем кто притормаживает на дороге, чтобы посмотреть на это месиво. Такова наша природа: каждый из нас несет какую-то долю мрака. Не бывает шила – без мыла, добра – без зла, необязательно, чтобы эти две вещи были всегда сбалансированы, но существуют они точно вместе. Я потратил свое время и энергию на половину того, от чего обычный народ бежит прочь. Моя идея, или, скажем, моя философия заключается в том, что пребывание наедине с этими демонами, мрачными мыслями и образами, с перевернутыми чувствами – есть мой оптимальный путь посвящения.

Если ты провел всю жизнь в опровержении и отрицании темной стороны, ты никогда не найдешь тот баланс, к которому мы все стремимся. Так, если ты издеваешься над своей собакой, бьешь ее, не кормишь, то, в конечном счете, она схватит тебя за задницу. Пренебрежение – очень сильное оружие, которое ты направляешь против себя. Я никогда не принадлежал к тому типу людей, которые бегут от всего. Да, у меня было тяжелое детство, я был единственным ребенком в семье, и мне приходилось иметь дело с кучей проблем в детстве...

И как же ты пришел к своей философии?

В этом-то вся штука… Жизненный опыт, та среда, в которой я рос в юности вытолкнула меня в этом направлении.

Тебя всегда окружала такая среда?

О да. Можно сказать, что я создал то, что сейчас стало наружной частью моего мозга. Я воспитывался в пригородном районе, в католической семье, которая на первый взгляд выглядела довольно нормальной – такая приятная и политкорректная, но на самом деле была абсолютно нефункциональной. Я ненавидел своего отца и рос в неприятной кислоте. В результате через некоторое время я нашел во всем этом зону комфорта (показывает на свои картины), это было все то, что я знал всю свою жизнь. Я не вижу смысла в рисовании облачков и веселых слоников. Почему? Я просто чувствую, что это чуждо мне...

Понятно, а как ты вообще считаешь, почему люди хотят увековечить на себе картины ада?

Те люди, которые ко мне приходят по той или иной причине – желают выразить свой мрак, свою, так сказать, темную сторону. Для большого числа моих клиентов – это ответ или вызов тому больному, насущному, что происходит в их жизни, то есть это возможность встать лицом к лицу с их демонами. Люди приходят ко мне, рассказывают о своих кошмарах, делятся со мной ими, и я создаю некий визуальный ряд рассказываемых мне вещей.

Для меня весь творческий процесс заключается в переработке их чувств и переживаний. Когда я сижу рядом с клиентом, у меня появляется какое-то странное ощущение связи с их скрытыми темными силам. Поэтому, когда я татуирую их, я даже не задумываюсь о том, что я рисую: процесс происходит сам по себе, я даю возможность их демонам самим управлять иглой. С одной стороны, я даже вижу себя в роли инструмента, и моя задача – вытянуть наружу то, что считает нужным их темная сторона, будь это больным, уродливым, злым и т.д.. В конечном итоге этот образ превращается в форму живого искусства. Так я олицетворяю их личный ад, придавая ему форму, которой они могут смотреть в глаза.

Для многих людей такие татуировки что-то вроде отпущения, и многие делают их по необходимости. Как правило, это те люди, которые не бегут прочь от дерьма и которые не живут по отмороженным принципам, как это блять, все большинство. У меня у самого есть специфические татуировки, которые представляют тот или иной момент в моей жизни…

Я так понимаю, тяжелая музыка является огромной частью всего этого?

Агрессивная музыка, агрессивные образы… Я предполагаю, что дети, слушающие Slayer, успокаивают таким образом свою агрессию, своих демонов. Я называю это демонами из-за своих католических корней, не в прямом смысле, конечно же. Я не одну собаку съел на этой религии, я не верю в бога, я не верю ни в какие сверхъестественные силы, я не верю в дьявола. То, что в юности я был сатанистом, было больше моим протестом, нападением на церковную охинею. Церковники же сами и придумали сатанизм. Поэтому мой сатанизм был противоположной стороной всего того, чему учила эта церковь. Для меня всегда вполне естественно выбирать оппозицию. Где-то в 15 лет я окончательно расстался с церковной демагогией и их Христом, и как раз в тот момент я пришел к выводу, что организованная религия, и христианство в особенности, на самом деле и есть истинное зло в этом мире. Я всегда находил удовлетворение, оскорбляя и поливая грязью это сборище праведных… Так же как когда-то они делали тоже самое со мной, и я боролся всеми силами и средствами...

Ты говорил, что рисунок на твоей голове делал твой наставник… Мог бы ты подробнее рассказать об этом? Считаешь ли ты каких-нибудь художников своими учителями?

Феликс Лью, отец моего друга Фила Лью из Швейцарии